Жизнь и роли Джонни Деппа, карьерный рост


Тед Эллиотт, соавтор Россио, тоже говорит о шуте: «Джека более всего заботит то, чтобы хорошо провести время. Он всегда преследует собственные интересы. Его поступки влияют на других людей – на смертных, если хотите. Иногда все складывается к лучшему, иногда из-за него у них возникают серьезные проблемы. И мы возвращаемся к вопросу, поднятому еще в первом фильме: Джек Воробей хороший или плохой? Он пират-герой или пират-злодей? А ответ на этот вопрос целиком зависит от вашей точки зрения».
Конечно, работая над первым фильмом, никто и не думал, что будет продолжение, да еще и два. Успех первого фильма поразил всех. Брукхаймер признается: «Мы не ожидали многого от первых "Пиратов". Все вокруг думали, что мы снимаем диснеевский фильм-аттракцион для малышей. Ведь пиратское кино умерло лет сорок назад, и все попытки его оживить заканчивались оглушительными провалами. Но потом на экраны вышло "Проклятие 'Черной жемчужины'". Фильм застал всех врасплох – так и нужно было поступить. Искусство Гора и сценаристов, великолепная игра Джонни, Орландо, Киры и Джеффри поразили воображение зрителей, и фильм имел огромный успех во всем мире».
Брукхаймер и Вербински совместно со студией Walt Disney Pictures решили, что одного продолжения будет недостаточно. С практической и экономической точки зрения было гораздо удобнее одновременно снимать сразу два фильма.
«Все, что мы сделали в первом фильме, получило свое развитие во втором, – продолжает Брукхаймер. – Конечно, мы не собирались менять команду. Гор – блестящий режиссер с великолепным чувством юмора и поразительным визуальным чутьем. Часто визуально ориентированные режиссеры не являются хорошими рассказчиками – они слишком сосредоточиваются на физической стороне фильма. Но Гор одновременно и превосходный рассказчик и замечательный мастер образов».
Фильм «Пираты Карибского моря: Проклятие "Черной жемчужины"» не только оживил жанр, но еще и пробудил интерес к тому, о чем уже почти забыли. Появились новые книги о морских путешествиях, дети (и взрослые!) стали устраивать пиратские вечеринки и ужины. А стикеры «Я люблю Джека Воробья» украсили собой обложки всех школьных дневников и учебников.
«У нас были очень интересные, нетривиальные герои, которых можно было развивать и дальше. Но не хочется просто идти за персонажами. Не хочется, чтобы они делали одно и то же. В героях первого фильма нам больше всего нравилась неоднозначность, и мы хотели развивать эту тему дальше», – Тед Эллиотт.
Создатели картины получили мировой мандат на продолжение. Брукхай-мер и Вербински совместно со студией Walt Disney Pictures решили, что одного продолжения будет недостаточно. С практической и экономической точки зрения было гораздо удобнее одновременно снимать сразу два фильма, в полной мере используя натурные съемки, декорации и вечно занятых актеров-звезд. Это имело смысл и с творческой точки зрения. Герои, так четко заявленные в первом фильме, отправились в новое путешествие с весьма любопытными перспективами. «Мы надеялись на успех „Проклятия 'Черной жемчужины'“ и решили снять еще два фильма из этой серии, – говорит Брукхаймер. – Когда вы увидите второй и третий фильмы, то поймете, что они неразрывно связаны с первым. Это настоящая трилогия».
«Для подобных проектов нужна прочная основа, – говорит Стенсон. – Нужно не только развлекать зрителей лихим сюжетом, головокружительными погонями и шутками, но, если вам нужно, чтобы зрители захотели увидеть все три картины, то вы должны предложить им некую тематически значимую идею, которую можно будет развивать от фильма к фильму».
С этим согласен и Терри Россио: «В первом фильме мы черпали идеи из диснеевского аттракциона, а вторая и третья картины сюжетно связаны с первой».
«Что нам нравится в пиратах, – говорит Эллиотт, – так это их стремление к свободе. А Ост-Индская компания – это гигантская многонациональная корпорация, символизирующая собой конец личной свободы. Они кроят мир по своему желанию, и многим людям в этом мире не место. Чем больше власти оказывается в их руках, тем меньше места остается для людей вроде Джека Воробья».
О том же говорит и Тед Эллиотт: «У нас были очень интересные, нетривиальные герои, которых можно было развивать и дальше. Но не хочется просто идти за персонажами. Не хочется, чтобы они делали одно и то же. В героях первого фильма нам больше всего нравилась неоднозначность, и мы хотели развивать эту тему дальше. Нам хотелось поставить Джека Воробья в ситуацию, в которой ему придется сделать нечто такое, что поставит его цели вразрез с целями Уилла и Элизабет. Мы хотели развивать наших героев в новом направлении.
Основой первого фильма стала романтическая любовь Уилла и Элизабет. Но теперь нам захотелось чего-то более взрослого и сложного. Что произойдет с Уиллом и Элизабет после романтического финального поцелуя на фоне роскошного заката в конце "Проклятия 'Черной жемчужины'"?»
В «Сундуке мертвеца» получила дальнешее развитие тема поиска сокровищ и морской мифологии – от знаменитой ловушки Дэви Джонса до легендарного кракена, который наводит ужас на моряков еще с XII века. «Вы думаете о море, – говорит Эллиотт, – и вспоминаете множество услышанных когда-то сказочных историй. Но никому еще не приходило в голову вплести эти истории в настоящий пиратский фильм. Поэтому выбор у нас был практически неограниченным. Мы затронули это богатство еще в первом фильме. В одном из диалогов Уилл говорит о готовности отправиться к Дэви Джонсу. В "Сундуке мертвеца" мы решили разобраться, кто же такой Дэви Джонс, и поэтому обратились еще к одной знаменитой морской легенде – легенде о "Летучем голландце", а потом объединили их вместе».
«Мы делали фильм, основанный на диснеевском аттракционе. Мы работали в жанре, который не пользовался популярностью уже более пятидесяти лет. Но у нас был Гор Вербински, обладающий сверхчеловеческим чутьем, и Джонни Депп, который своим Джеком Воробьем сумел перевести фильм в новое фантастическое измерение», – Кира Найтли.